April 24th, 2009

Летучий Голландец

За пределами «да» или «нет»,
Всех уставов и будничных правил,
Капитан наш летучий корвет
В Беспредельности море направил.
 
В неизвестном и призрачном Где,
Перепутавшем зюйды и весты,
Мы приносим присягу мечте.
Белоснежное платье невесты
 
Зашвырнул через борт капитан,
Бросил вслед дорогое монисто.
В бирюзу за кормой и в туман,
Где далеких безвестных горнистов
 
Отзвучала, затихнув, труба…
И мерцающих синих просторов,
Где резвилась слониха-судьба,
Разбивая чужие фарфоры,
 
Белопенное режем шитье.
Нам один только выбор остался
- Все что можно, украсть у нее,
И уйти переменчивым галсом.
 
Как письмо неизвестным богам
За загадочной подписью птичьей
Уплываем к другим берегам,
По пути изменяя обличье…
 

Панегирический рассвет

Есть в краткости чужих рецензий
Панегирический закат,
Пойду, взберусь на Арарат,
Запечатлею гордый вензель
В местах, где плот оставил Ной,
Черкну: «О'кей, старик, нормально!»
Добавлю: «Было экстремально.
Тряхнул, бродяга, стариной».


Мой поэтический рассвет
Для мира ренессанса вроде.
Я колкостью чужих пародий 
Панегирически воспет.

Пора бы подвести итог,
Тем более, что текст недолог
- Чем больше колющих иголок,
Тем мягче получился стог.

Я в догорании зари
Люблю лежать под звездным небом,
Кассиопеей и Денебом,
С той, у которой кант внутри.