April 28th, 2009

Мегаромантизм in Trash

 Напор урагана - наш императив!
Крах тысячелетия, - ортодоксальная буря!
Взрыв ярости нови аннигилирующий весь негатив,
Шок - вымпел победы в аффекте локальной дороги.

Полностью: http://www.sunhome.ru/poetry/142915

Помню, Мальчишом-Кибальчишом,
Я читал совсем другие другие книжки
Про Айвенго, про индейца Джо,
Пятачка и мишку-шалунишку.

Пятачек теперь огромный Свин...
А вокруг, в суровом настоящем,
Правит миром подлый Буржуин
В каждый дом поставив зомбоящик.

За стеной моей живет медведь
С глубоко латентным интеллектом.
Вечерами любит он реветь
Под Destruction, Helford или Те Кто

Свой электрогенераторный сонет
Между ног Эпохи Дуралея.
А в стихах: Космический Минет,
Нагуаль, где бог Амон Тулеев

Репро-продуцирует оргазм
Шедеврательно эпилептичен,
А с горы спускается Маразм,
Весь в аффекте, мегаромантичен!

Некроманты, венами шурша,
Вдруг в тоске готической застыли,
Чья-то Саблезубая Душа
К нам нисходит. Дюзы мнут ковыли.

Бензопильно-маргинальный рифф
патогенно-трэшево раздался.
Он заслушалал свой Alternative.
И традиционно... обкончался.

Пусть пурген космической пурги
Дальше мчит метеоризм его метафор!
Прочь отсюда! Из такой Урги!
Не жалей коняжек, бравый прапор! 

Я пришел к тебе с приветом..


Утро. Гимн о Настоящем
Птичих стай в зеленых ветках.

Надоевший зомбоящик
Ну-ка, на фиг из розетки.
 
От заезженных обличий.
От уставших. Жизни прозы,
Где опять про триппер птичий
Со свиным трихомонозом!
 
Вошебство, оно примчится!
Я – Хоттабыч. Ты – как Волька.
Приходи ко мне, волчица,
Подлечиться… и не только!
 
В Настоящем не утонешь.
Я упруг, а ты … пластична.
…Вашингтоновский "Come, Morning"
Утро… очень... эротично!…

Товарищь, верь...

 Я сброшу тяжкий гнёт оков,
Когда мне надоест их холод,
Найду стремление и повод
И стану сетью проводов.

Электроток своей души
Как неразменную монету
Я буду запускать по свету
До самой дали и глуши...

Джавгени Плачоев


Когда Железный Дровосек
Убьет Косильщика Лужаек
И мыслей правильных посев
Ветрами к солнцу воздымаем,

В пыли времен, в полях утрат,
Заколосится Добрым, Вечным...
Скажи как, брат,чего испечь нам?
Но так, чтоб каждый был бы рад!

Товарищь, верь, совсем не пресным
Тех хлебопеков будет труд.
И электрические кресла
Искриться будут там и тут.