December 17th, 2009

Завет

Пока не требует Поэта
К священной жертве лесоруб.
Пока не взял его за ЭТО,
Зол, непристоен, нагл и груб,

Не трать, Поэт, секунд напрасно.
Испей страстей бокал до дна!
Ведь жизнь одна. И так прекрасна
Как лесорубова жена!  

Табагор

Табагор Фонгсвинска
 Хочет умереть
Жизнь настолько свинска
Что нельзя терпеть

   Creativefactory
Жизнь, блин, так циклична...
Дернешь за бугор,
Но и там привычно
Смотрит Табагор.
Там другие горы,
Реки и моря.
Только табагоры
Пропадают зря.
Who их Yandex знает
В чем тагоров trouble
Но меня спасает
Трибле-крабле-крабл.
Трибле-крабле-краблю
Про себя и вот:
Пять минут и в граблю
Счастье упадет.  

Сиреневая Смурь

 В палате № 6 сегодня пополненье
Конкретно не в себе, возможно, наркоман
В палату поступил в серьезном положеньи
В смирительной рубашке Сиреневый Туман

Еще один звонок. И пара санитаров.
На два куба баян и галоперидол.
Еще один укол. Недвижимость на нары.
 Еще пинок под зад. Еще один укол.  

Да, здесь аменазин, увы, всего полезней.
Леченье подберем. Вперед! И в добрый путь!
Пора бы почитать историю болезни.
Откуда принесло Сиреневую Муть.

Мы знаем про щизо, мы лечим нарокоманов
Мы лечим в первый раз, мы лечим и потом
За что нам с пьяных глаз прислали графомана?
С вязанками стихов в сиреневом манто.

Мы лечим не мозги, мы лечим организмы.
В Сиреневую Даль - лиловый порошок.
О как ты хороша порой, простая клизма.
Нагнитесь, пациент, щас станет хорошо.

Сиреневая Дурь опять пришла в движенье.
Торопится успеть. Похоже, добежит.
Моих психиатрий высокое служенье
Окончено опять. И путь домой лежит.

На улице жара, порой гроза и лужи.
И солнечным лучом подсвечена лазурь.
И мне так хорошо идти домой снаружи.
На время позабыть Сиреневую Смурь.