April 9th, 2014

Любой национализм - Зло.

Любой, без исключения. "Мы - американцы!" "Мы - русские!" "Они - rednecks, хохлы, кацапы, черножорые, чурки..." ( далее по списку).
Одна девушка с чистыми искренними глазами написала и прочитала стих. Девушка, наверное, хорошая. А вот стих - плохой, потому что не сеет ни доброе, ни уж тем более разумное. Украинцы - очень эмоциональная нация, а эмоции часто мешают воспринимать реальность адекватно.

Никогда мы не будем Азией.
Мы - Европа. У нас -  оказия
Стать успешными европейками.
С евроцентами, не копейками.

У вас горизонт нефтяными вышками,
А мы тут любим дышать покрышками.
Да, олигархами все разграблено,
Но мы в полете (над старыми граблями).

У нас - Европа, не ваша Азия,
В Раде в морды друг другу годами влазили.
Вам шлют новые указания,
А у нас тут - бюджетное обрезание.

Мы - великие, а вы - унылые.
ДнепроГЭСы свои постылые
Заберите! И шахты ржавые!
И без них можем стать державою.

Грабли острые. Мы же воины!
Хоть в бюджете у нас пробоина
Мы гордимся родными гумнами.
Никогда мы не станем умными.


P.S.  Если преисполненная лучших надежд Украина окажется в Европе, то почти наверняка на одной лавке с Грецией и Болгарией. Не потому, что она плохая, а потому что в Европе вакантные места именно там. А вот где окажется Россия с ее климактерически злобным бешенным принтером и клинической стадией угара мракобесия и тупого имперского национализма даже страшно подумать...

Чисто конкретно

Есть в нас что-то. Надо, чтобы
Стало что-то нашей силой!
Мы немножко чтотофобы

И немножко чтотофилы.


Мы лучше чем. Нам надо верить в.
Стремиться к.
Упорно. Беззаветно.
И этот благороднейший позыв
Насколько можно
Должен быть конкретным.
В нас где-то есть.
Осталось отыскать.
Еще чуть-чуть,
И мы отыщем что-то.
И это что-то как-то извлекать
Из наших где-то - та еще работа.

Эво-дево

А я хочу сказать о ящерах -
О наших предках, наших пращурах.
Их тьма накрыла вековая,
Без теплых шуб и без вайфая.

Глядишь, потомки бестелесные
Потом про нас другое, лестное.
Мол, жили мы в саду под вишнею.
Таскали плоть, такую лишнюю.