October 12th, 2017

"Я теперь вспоминаю как песню..."

"так из меня детский поэт
и не вышел
так он во мне и сидит
может быть даже уже и не дышит
может быть даже уже и смердит" А. Холера


Мойте, деточки, ручонки, пейте, дети, молоко.
Раз поэт пришел к девчонке и вошел не глубоко.
Прямо в красном уголочке, под портретом Ильича.
Целовал пунцовы мочки, неприлично хохоча.

Было тихо. Было лето. Были юные года.
Комсомольского билета не отыщешь и следа...
Было то в стране советской и назад так много лет...
Был, детишки, это детский, очень детский был поэт.

Все про зайчиков и мишек... Был известен хорошо...
Нашей Маше между пышек сунул, вынул и пошел.
и не раз писатель детский то входил, то выходил.
Хорошо страной советской наш ЦК руководил!

Омские были...

Из Омска валят все, кто может.
Здесь просто не на что смотреть.
Никто Марине не поможет.
Осталось только умереть.

Бежит к мосту. Иртыш, водица...
Сейчас она с моста - хуяк!
И надо же тому случиться
- Марине встретился маньяк.

Маньяк употребил Марину,
Нарушив ход и чувств и дел.
Таксист один как Грей из Грина
Ее доставил в райотдел.

А вот и мент с улыбкой скверной
(Еще похуже маньяка),
Играет гад с защелкой дверной...
Нет лучше все-таки река.

Но если б все переменилось
И утопилась у реки?
Там под мостом толпа толпилась.
А вдруг сплошные маньяки?...

Они бы там над телом хладным
Уняли свой порочный зуд.
Не утопилась - ну и ладно!
- "Майор, мне водки и азу..."