gamov (karlsonfrom) wrote,
gamov
karlsonfrom

Красная жратва

Через оптический прицел одинокая фигурка оленя на голом склоне отсюда, с 400 метров, казалась просто мишенью. Самец-одиночка сейчас сосредоточено щиплет ягель. Хорошо видны клубы пара, вырывающиеся из его ноздрей, челюсти методично совершают привычные движения восьмеркой. Он выбрал точку прицеливания, задержал дыхание и плавно спустил курок. Старенький длинноствольный «Хеллбой» грохнул, и долина отозвалась эхом. Олень продолжал стоять. Холостой? Но он же сам  заряжал карабин…Олень продолжал стоять. И вот, как бы нехотя он вдруг опустился на одно колено и наконец рухнул на бок.
Ксеркс облизал пересохшие губы и, закинув карабин на спину, побежал в добыче. Вот и олень. Глаз его, смотрящий в небо, еще слегка подрагивал веком. Нет, все-таки, это только кажется. Ксеркс потянулся  поясу и извлек из ножен старый отцовский нож. Он мог бы поручить разделку паре специальных дронов. Лазерный нож и точное знание анатомии способны на чудеса, и через полчаса здесь осталась бы только шкура, голова и внутренности. Но ему хотелось сделать это самому. Зачем – он не знал и сам.
Несколько мощных ударов, хруст ломаемых ребер и вот оно – еще шевелящееся оленье сердце. Он подумал и откусил, чувствуя челюстями упругое сопротивление продолжающей сокращаться мышцы. В одном из отделений была кровь, которая тут же потекла по его отросшей за последние десять дней бороде. Он спустил кровь, и немного посомневавшись, все же вызвал с лагеря пару дронов. Пусть работают, а ему надо думать.

Когда оборвалась связь с соратниками по борьбе, он даже не удивился. Он этого ждал. Потому-то он и оказался тут, в таких знакомых ему местах. Старый Бьёрн, казалось, ничуть не удивился, увидев его тут снова. Они не виделись целых десять лет, но старик мало изменился с тех пор. Он объяснил Бьёрну, что хочет побыть один, и так, чтобы его не беспокоили. Бьёрн, работавший на станции с первых дней ее существования, вопросов задавать не стал и отвез его на кордон в сотне километров от станции. Дал еды, и доступ к некоторым транспортным и служебным дронам станции. С техникой здесь был полный порядок.
Разобравшись с надоедливыми белыми медведями, первые три дня он просто ходил по окрестным холмам, рыбачил и… думал.
В том, что там, на Большой Земле, что-то произошло, он не сомневался. Не отзывался никто – ни Моника, ни Гарсия, ни Тес. Сигнал проходил, а ответа не было. Это означало одно – абонент не хочет с тобой общаться. Или этого абонента уже нет физически. Впрочем, такая возможность даже в его подозрительном мозгу не укладывалась. Нет, тут что-то другое…
Допустим, Мачетта действительно их сдал, и сейчас их всех трясут по поводу незаконных научных изысканий. Чем им это может грозить? Запретом на дальнейшие исследования. И все? Да пожалуй, и все… Зачем тогда прятаться от него?
На четвертый день он не выдержал и попытался связаться хоть с кем-нибудь через мир Эни и Джереми. И не смог. Доступа не было. Он попытался войти в свой мерцающий мир, и тоже тщетно. И дело было не в настройках. Все оказалось гораздо хуже – не работали институтские генераторы черных дыр. Все, шлем теперь бесполезен.

Что ж, вот оно, еще одно доказательство того, что его подозрения оказались пророческими. Их вычислили и приняли меры. Что это означает лично для него? Чтобы это понять, надо узнать, что произошло с остальными. Ему-то здесь вряд ли что-то грозит. Бьёрн его не выдаст, а места эти он знает с детства.
Он еще раз поглядел на убитого оленя. Он отнял его жизнь, можно сказать. просто так, повинуясь древнему инстинкту охотника. И вот сейчас кто-то точно также убивает его мир. Олень бы не смог понять его, Ксеркса, позыв к убийству. Так сможет ли он понять мотивы, движущие СуперЭльфом?
Он услышал легкий стрекот – это шли дроны. Небольшие, не больше полутора метров в поперечник летающие паучки быстро взялись за дело. Один резал, второй раскладывал куски на траве. Сейчас они все закончат, улетят, а он погрузит мясо на свой дрон, который уже был где-то на подлете. Вечером к нему обещал заглянуть в гости Бьёрн.

*   *   *

Старенький электрокамин в жилом вагончике кордона то усердно изображал танец живого огня, а то пускал искры, шипел и плевался так, как будто кто-то принес и бросил в костер охапку сырых дров.
Оленина, со специями, чесноком и цельными  доходила до кондиции в духовке.
Сам он сидел в кресле-качалке перед камином и вспоминал. Вот его имя – Ксеркс… Зачем отец его так назвал? У самого-то обычное имя, без этих античных извращений. А тут Ксеркс. Ладно бы что-нибудь простое и ясно, без разночтений. Платон, например, или Александр. Ксеркс – как-то слишком амбивалентно. Хронисты-греки его поносили и награждали уничижительными характеристиками, зато свои персы превозносили и хвалили. Но кто будет верить царедворцам и придворным летописцам?

Девушкам, впрочем, его имя скорее нравилось. Оно обращало на себя внимание. А дальше, как говорится, дело техники. А вот на мужчин его имя действовало скорее как красная тряпка на быка. Ему не доверяли, считали задавакой и странным отщепенцем. И это было обидно. Сам он себя ни заносчивым, ни высокомерным не считал. Просто жизнь – серьезная штука, а слишком многие этого не понимают.

Как и члены его Ордена. Как можно было так недооценивать противника?! Как можно было десятилетиями отрицать очевидное?! И как может противостоять Монстру такая рыхлая и не организованная структура там, где нужна настоящая военная организация. С центром и четкими правилами?!
Вот кто у них в Ордене Главный? Из отцов-основателей сопротивления осталась в живых лишь Моника. Но она – женщина, к тому же довольно странная. Каннинг с Гарсиа? Они какие-то одинаковые. Слишком интеллигентные. Научники, одно слово. Умеют копаться в фактах, но не способны на быстрые и решительнее действия. А сам он, Ксеркс, смог бы возглавить боевую подпольную организацию? С нуля, если потребуется…

Что ж, надо подумать… Ордена, похоже, больше нет. Он один. Больше всего ему не хватало Эни. Эни, которую он видел всего раз десять в жизни и то, большую часть в виртуале или там, на проклятом ЗыЁрсе. Вот она… он чувствовал к ней какое-то непонятное сродство. И что она нашла в этом сосунке Джереми?
Tags: красная жратва
Subscribe

  • "IFUCK10" - послемыслие.

    Дочитал "IFuck". Не спеша, не взахлеб. И это все, что могу сказать о литературной составляющей книги. Отношение к литературе именинник…

  • Молчи, скрывайся и таи...

    В небесах - ни добрых слов, ни песен. В полной тишине светила кружат. Разум ведь - космическая плесень Он живет, пока не обнаружат.

  • Обойденные смыслы

    "Он с ней ужился" - свыкся и прирос. Вот молодец. Вокруг таких примеров Немало. Все же есть один вопрос Не заданный: "А до каких размеров?"

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments