gamov (karlsonfrom) wrote,
gamov
karlsonfrom

Красная Жратва

Макс поискал что-то глазами по сторонам, затем встал, сделал два шага и выключил свет.
Вернувшись на свое место, долго усаживался поудобней, скрипя при этом диваном.
Усевшись, немножко помолчал.
- Ну слушай… Я – историк-эллинист. Точнее, был им. Сюда, на Неокрит прибыл, чтобы написать книгу о волнах интереса к эллинизму в истории Ксанфа, начиная с Артура Великого. Это было три года назад. У меня была написана примерно четвертая часть книги. Оставались кое-какие вопросы по Гуго Монтеросу и его однофамильцу – нынешнему губернатору, а также отношению местного населения к наследию Древней Греции здесь на острове. Со мной было письмо от руководства института, договор-заказ с известным образовательно-издательским центром. И до этого я ни разу здесь не был.
Я решил планомерно объехать весь остров, составил план и начал, как все, с Дельф.
Все эти страшилки, сношалки и прочий местный колорит меня интересовали только в контексте моей задачи. Но кое-что я накопал и там, ходя-бродя по всем этим паркам и притонам и расспрашивая встречных-поперечных, что они знают  и думают о древне-греческом наследии в жизни Коллизиума. Всем было наплевать на Древнюю Элладу, на то, как называется их остров, и почему его так назвали. Кое-кто даже мог вспомнить что-то про Бешенного Гуго, но общее мнение было таким – никакого влияния Древняя Греция тут никогда ни на что не имела, и не имеет. Но однажды я наткнулся на интересную личность. Это был человек средних лет, эльф, который оказался случайным свидетелем моего разговора с орком-держателем таверны «Одиссей» рядом с набережной. Одет он был щегольски и как-то старомодно, даже с тросточкой. Он весьма учтиво попросил разрешения и присел за мой столик. Потом оглянулся по сторонам и процитировал из Гомер, там, где про эту розоперстую Эос…
Потом еще раз оглянулся по сторонам и представился:
- Квент. Можно Кью. Так короче.
Я тоже представился. Мой новый знакомый предложил прогуляться по набережной. Мы шли, и я рассказал ему о своей книге. Я говорил, а он все время внимательно оглядывался по сторонам, как будто кого-то высматривая. Потом мы вышли к тому месту, где небольшой детский бассейн и сквер. Там мы сели на скамейку спиной к морю. Перед нами был цветник, за ним, где-то там, в дымке, гора Мак-Кэйбл.
- Странно, правда? – указал мне на гору Кью. – Делфы, а рядом не что-то греческое, а какой-то полковник-сакс.
Я сразу вспомнил историю этого топонима. МакКэйбл был тупоголовый полковник, «отличившийся» во время восстания местного населения. Подвиг его состоял в том, что  погнал на штурм хорошо защищенной горы все свои войска. Высоту он взял, зачинщиков арестовали и казнили, но в ходе штурма этого холма, удерживаемого всего300-ми защитниками погибли почти четыре тысячи наступавших. Никто не отступил – ведь сзади шли другие наступавшие с приказом стрелять в не подчиняющихся приказам.
Железная воля к победе – вот, что отметил как заслугу полковника тогдашний губернатор острова.
- Все просто, - улыбаясь, произнес Кью. – Или ты – личность, или ты – история.
- Все личности рано или поздно становятся историей. Все различается только громкостью сигнала.
- Да, но я бы все различал личность и окружающий пусть и одушевленный, но ландшафт. И полагаю, вы тоже это делаете. Вот допустим, Зевс и, скажем, какой-нибудь… Полуэкт. Они равны?
- А какой из полуэктов?
- Да какая разница? Этот Полуэкт остался в памяти специалистов, как вы, только потому, что существовали Зевс, Гера и прочие боги. Вот и в вашей книге… я бы сделал акцент на том, что все, что делаете человечество, пронизано желанием вернуться во времена, когда на земле жили боги.
- Я так не считаю. Зачем людям боги? Они и сами уже много чего могут.
- Затем, что им надо на кого-то равняться и к чему-то стремиться. Люди ведь не равны. Они всегда либо орки либо эльфы. Либо… боги. И если уж мы затронули эту скользкую тему, то боги эти никуда не делись…
- Любите мистику?
- Обожаю! – Кью весело засмеялся. – Я представляю вашу книгу в руках богов. Что-то там про «эхо флейты пана, которое пытливое ухо еще может различить в шуме генномодифицированных оливковых рощ и виноградников…».
Он внезапно стал серьезным, наклонился ко мне и прошептал:
- Макс, боги снова здесь…
При этих словах он тревожно оглянулся вокруг.  Я почувствовал себя полным идиотом, над которым пытаются подшутить.
- Я не шучу, - тихо сказал Кью. – Боги здесь, на острове. Но вряд ли вы сможете кому-то про них рассказать.
- Это мафия? – вдруг вырвалось у меня.
- Что ж, можно сказать и так… А можно и по-другому. Они – пастыри… И я бы сказал, что добрые.
Мне внезапно стало интересно. Я понял, почувствовал, что речь идет вовсе не о чем-то сказочном, а вполне обычном, пусть и покрытом завесой тайны.
- А посмотреть на них можно?
- На богов-то?... На некоторых можно, хотя они этого и не любят.
- А вы про них откуда знаете?
- Вот этого я сказать не могу. Зато могу рассказать, как работает система Олимпа. Это не точное знание. Скорее догадка и результат долгого наблюдения, но процентов на 90 я в ней уверен. Интересно?
- Да.
- Тогда слушаем и не перебиваем… Название острова и города – случайность. Как и то, что нынешний барон тоже носит фамилию Монтерос. А вот то, что боги окопались именно здесь – уже не случайность. Это следствие местного климата и их, богов, специфический юмор. Заповедник – это их работа.
- То есть…
- Я же попросил не перебивать. Боги вернулись больше ста лет назад. Еще до Консенсуса. Когда были проведены первые успешные опыты по продлению жизни, небольшая группа тогда еще просто людей, никаких не эльфов, решила, что бессмертие не может принадлежать всему человечеству в силу ограниченности самой человеческой природы. Что может быть страшнее бессмертного орка или гнома? Они как Одиссей мимо Сциллы с Харибдой смогли прошмыгнуть мимо решения Сената о Человеческой форме, запрета на ревит и смогли воспользовались всеми достижениями цивилизации как трамплином, овладели такими высотами в расширении сознания, что нам и не снилось, и в конце концов воссоздали Олимп. Они не смогли одного…
Кью замолчал.
- Чего?
- Сохранить единство рядов. А еще волю иногда действовать так, как в таких случаях действовали наши предки. Быстро и безжалостно.
- Вы говорите загадками…
- Я люблю загадки. Они тренируют мозг. Вот скажите – в чем смысл развития цивилизации?
- В развитии.
- А зачем оно, это развитие? Чтобы жрать и трахаться еще слаще?
- Хотя бы и так.
- Нет, Макс, не только. Алармистская часть нас сами, древняя и потаенная, всегда ставит перед нами вечный вопрос и обозначает главную угрозу, даже если она отделена от нас миллиардом лет. Главная задача любой цивилизации состоит в выживании. Даже если эта цивилизация состоит их всего сотни индивидуумов.
- Сотня – это число богов?
- Да, долгое время, так и было.
- А что изменилось?
- Все. Но эти, - Кью кивнул рукой куда-то на восток. – Не хотят ничего понимать. Они думают, что все под их контролем.
- Почему так?
- Потому что их система контроля устроена исходя из соображения, что контролировать нужно эльфов – Сенат, комитеты, в общем, тех, кто обладает наивысшим соцкапом.
- Как они это делают?
- Я думаю, что через апргейд. Апгрейд – не просто средство изменения личности в нужном направлении, это средства изменения личности еще и в нужном для них направлении.

Джереми, который слушал рассказ Макса, похолодел и прислушался к своему телу. Значит в нем тоже стоит какой-то жучок или даже секретная кнопка, которая, если что, направит его в нужном направлении? А Макс продолжал рассказывать…

Я его спросил:
- Кью, а насколько это все можно подтвердить?
Он задумался. Сидел, глядя на рукоять своей трости с интересным узором, и как будто что-то обдумывал. Затем сказал:
- В конце концов, все равнозначно… - он засмеялся и поднял палец вверх. – Противоречу самому себе! Значит, хочешь, увидеть богов?
- Не отказался бы.
- Сразу скажу, олимпийцев показать не смогу. А вот других, если, конечно, получится,  можно попытаться. Но это будет не просто. Я готов это сделать, если ты пообещаешь мне, что никому не расскажешь, что я тебя туда привел.
Я пообещал. Он скептически меня осмотрел и продолжил:
- В общем так. Есть один человек, который на подхвате у важных людей острова. Я могу тебя с ним познакомить. Но сделать это надо так, что бы потом, если что, ко мне претензий не было. У этих ребят длинные руки. И они - не неженки.

Дело явно принимало какой-то криминальный оборот, но что-то, может, чувство собственной важности, не дало мне тогда отработать назад. А Кью уже излагал свой план:
- Он – рыбак, я напрошусь к нему и возьму тебя с собой. Постарайся ему понравиться.

Через день мы отправились на катере за марлином. И мне повезло – я поймал и вытянул своего первого здоровенного красавца и страшно этому радовался. Сильно болела спина и руки, и я просто сел на палубу. И тогда Локки, так его звали, подошел и сказал:
- «Большая рыба внизу - отражение большой рыбы вверху. Тот, кто умеет смотреть, поймает везде.»
Увидел мое удивленное выражение и довольно засмеялся своей широкой, с таитянским узором, мордой орка.
- А ты, брат, как думал? «На затылке нет глаз. Но это не повод не смотреть по сторонам. Сбился с пути, загляни внутрь.»
Я сделал комплимент типа, что и так называемые эльфы-то в большинстве своем не знакомы с «Кодексом Эльфа», а тут орк… Он посмотрел на меня и сказал:
- Здесь это не сложно.
Внезапно он сделал странный жест – поднес сложенные ладони к лицу и выбросил их пальцами вверх в одну из сторон света, затем быстро построил процедуру по кругу еще три раза. И спросил меня, как я отношусь к ручьевой рыбалке.
Так мы познакомились. И вот он-то и познакомил меня с Великой Пустошью…

- Королевой?
- Да. Тогда она воспринималась по-другому. Видимо, ее тогда еще совсем недавно разработали. Меня пригласили, как я потом узнал, именно потому, что я – эльф. У них, видишь ли, возникли проблемы с работой технологии на эльфах. И нужно было отследить работу Королевы, наблюдая непосредственно мозг. Так я попал в лабораторию. Локки объяснил, что они проводят испытание новой игры как раз на тему Олимпа и олимпийских богов. А сейчас тестируют именно эффекты – фактуры. Эффект присутствия и прочее.
И знаешь, они тогда постарались, чтобы у меня все получилось быстро. Электростимуляция,  премедикация, и в сканнер.
И у меня стало получаться уже через три дня. Я ходил туда как на работу. Конечно, мне было и интересно. Вот ты сейчас мучаешься, а меня протащили через всю эту швейную мастерскую, можно сказать, махом. И я увидел Синий Покой... И Старый Корабль... И Кладбище Вселенных... И много чего еще.
Как ты понимаешь, с эффектом присутствия там все не просто. Там скорее, наоборот, эффект отсутствия. Но то, что видишь и воспринимаешь вокруг, компенсирует твою жалкую личность, оставленную снаружи как одежду в предбаннике. Мне было очень интересно и без личности. А уж когда я увидел первое живое существо, восторгу моему не было предела. Сначала я не задавал никаких вопросов. Я просто жил в этом мире, знакомился и играл с теми, кого встречал там, и сам был таким же простым, как все те персонажи вокруг.
- Персонажи?
- Да, тогда это очень напоминало игру. Когда проходишь фазу восприятия фактур, то открывается мир бесконечно разнообразный и, в то же самое время, какой-то искусственный. И персонажи они были как некоторые игрушки. Живые, но это именно игрушки. И даже то, что ты сам там такая же причудливая игрушка, заводило и поражало.
Сейчас они смогли убрать эту «искусственность» и нарастили качество многократно. Автора, программиста уже почти не видно.
- Долго ты там пробыл?
- Месяца два. Я, конечно, занимался и своей книгой, но эта штука покорила меня своей новизной. Где-то через месяц Локки спросил – мол, нет ли у меня на примете здесь знакомых эльфов для участия в тестировании «игры». К этому моменту у меня накопились некоторые вопросы. Например, а где Олимп и все олимпийское в том, что я наблюдал там?
Локки сказал, что пока идет разработка персонажей и правил. Я поинтересовался, о чем будет игра. Никогда не забуду его выражения лица, когда он объяснял мне смысл игры. Он сказал так:
«Представь себе море. В море живет большая рыба. По морю плавают тысячи лодок с рыбаками. Но лишь на каждой тысячной знают про эту особую рыбу. И они, эти рыбаки, ждут ее появления в определенном месте моря. А сзади них плавает акула. Акуле тоже нужна эта рыба. А вот сами рыбаки – не очень. Акуле нужна рыба, чтобы стать большой и сильной. Настолько чтобы она смогла проплыть через мертвые воды и воды, полные злых касаток, и попасть в Океан. Понял?»
«Не очень…» - ответил я. – «В чем смысл игры?»
«А в том, чтобы помочь акуле победить»
«А почему именно акуле?»
«Потому что те рыбаки – лохи. Они думают, что рыба будет водиться в этом море всегда. Они ошибаются. Эволюция, брат. Надо играть за акулу.»
«А можно играть за рыбаков?»
Он задумался и смотрел на меня с его совершенно непередаваемым выражением лица.
«Знаешь… Наверное, попробовать можно… Но играть тогда будешь против меня. Понял, брат?»
Зловеще это все прозвучало. Настолько, что расспрашивать дальше расхотелось. А вот разобраться – очень.

- И что с новым эльфом?
- Сначала я спросил про Кью, почему он не попросил его. Он ответил, что Кью уже поучаствовал, и что это слишком занятый эльф. Тогда я нашел ему туриста. Просто познакомился и предложил принять участие в тестировании новой игры.
Локки обещал, что если чел не подойдет, ему скажут на следующей же день. Но Иржи подошел. У него был двухнедельный тур без программы на остров и все две недели он проторчал в лаборатории. Он приходил туда как на работу, строго в 10, а иногда и оставался на вторую половину.
Ближе к концу второй недели он подошел ко мне и спросил:
- Макс, а что у тебя с тестами?
Я удивился – никаких тестов мне проходить не предлагали. На вопрос «что за тесты» он рассказал следующее. Уже три раза его просили пройти несколько простых тестов-игр, связанных с выбором – наперсток, морской бой и все в таком роде. Где нужно было угадывать и называть.
- И что? – спросил его я.
- Знаешь, странные ощущения были. Вот три ведерка. Я решаю назвать красное, а называю синее. И с морским боем также было пару раз. Как будто кто-то за меня принимает решение и действует при этом быстрее, чем я. Дергает за ниточки.

Я, естественно, сразу вспомнил слова Кью про богов. Вслух Иржи ничего говорить не стал, наоборот, постарался развеять его опасения. Но подозрения мои возросли многократно.  Тут еще и сам Кью куда-то пропал – не отзывается и все. Я продолжал заниматься по инерции своей книгой, но и лабораторию не забывал. К тому времени я достигал Пустоши уже без всего. Просто подключался к чему-то, что оставалось для меня неким загадочным объектом, сервером, вот только игровым он мне уже не казался. Когда Иржи уехал, Локки снова попросил добыть добровольца. На этот раз это была девушка. Тоже туристка. Мы подружились и быстро стали жить в одном номере. У Сандры, как у тебя сейчас, получалось плохо. Она и застряла у белошвеек, да и без внешнего толчка попадать туда не могла. Хотя и пыталась вовсю.

И вот тогда Локки второй раз крупно проговорился. Посмотрев на расстроенную мордашку моей подруги, он заметил:
- Эльфийка… Все они такие, эти эльфы.
- А я что, не эльф?
- Ты не такой как они. У тебя есть встроенный прицел. Да ты и рыбак к тому же. Этот чех, он тоже - рыбак и охотник. В душе, конечно. А это значит, в нем тоже есть внутренний курок, на который можно нажать.
- А у орков он есть?
- Практически у всех. В том-то и проблема - наша игрушка прекрасно работает на орках и сбоит на эльфах. А заказчик просит добиться полного охвата всех главных целевых аудитории Ксанфа.
- Про курок непонятно. По идее, на курок должен нажимать играющий. Разве не так?
Локки искоса взглянул на меня своим всегда трезвым и острым взглядом стрелка.
-«Убивший оленя, да посмотрит в его глаза. Умный увидит там стрелка и оглянется вокруг.»
К этому моменту я уже знал достаточно, чтобы не расспрашивать дальше. Я просто кивнул, как будто все понял. И мне казалось, что действительно начинаю понимать.
Этот Локки любил выражаться загадками. И, пожалуй, он и не заметил, что сказал уже слишком много.

К тому моменту я понимал, что Пустошь – вовсе не игра, а какой-то эксперимент над сознанием ее пользователей. Попытка прямого управления извне? Было очень похоже, что так оно и есть. Я не знал главное – кто этот Заказчик. И чего он хочет добиться. Да и непонятки с категориями богов, про которые намекнул Кью, оставались. Любопытство захватило меня так сильно, что мысли про книгу как-то незаметно выветрилимсь из головы. А новая информация все не поступала.
А потом произошло одно событие. Нам с Сандрой, у которой начало все получаться, наконец-то предложили пройти тесты. Поскольку я знал о возможном вмешательстве, то решил, что буду действовать в режиме наблюдателя. То есть, если какая-то сила попробует склонить меня к действию. которого я не планировал, я просто поддамся, не выдавая себя.
Все прошло так. как и рассказывал Иржи. Вот три ведерка. А вот шарик. Шарик попрыгал, ускорился и скрылся под одним из ведерок. Я говорю себе  - «желтое», а рука при этом  выбирает синее. Все происходит практически одновременно. То есть если бы такое происходило в реальной жизни, например за рулем электроцикла, то водитель мог бы даже не понять, что свернул не туда, куда хотел. Прочие тесты показали аналогичные результаты – думаешь одно, делаешь другое.

А вот Сандра ничего не заметила вообще. Для нее это были просто странные дурацкие тесты на внимание. На следующий день произошла странная вещь – когда я вошел в мир этой «игры», один из персонажей показался мне знакомым. Знакомым не по игре, а по чему-то другому. И вот тогда я в первый раз осознал себя там! Это был я, Макс, а не странное призрачное существо в призрачном искусственном мире. И тогда я направил все свое внимание на это разноцветное мохнатое существо, весело пляшущее рядом. Мохнатый светящийся монстрик вдруг вздрогнул, зашипел и завертелся как кусочек натрия на воде. И исчез. Но еще до того, как это существо исчезло, я успел увидеть и его структуру, и то, что оно связано неким кабелем с каким-то центром. Затем оно исчезло в яркой вспышке, которая как короткое замыкание выбило «пробки» настройки, и я вновь оказался в комнате.
После этого я два дня не появлялся в лаборатории. Я проводил на Большую Землю Сандру, и взял интервью у самого барона, на которое записался еще с месяц назад.

У Джереми, который сейчас внимательно слушал всю эту историю, возник вопрос:
- Макс, так. может, мне пока не поздно все это прекратить? Зачем мне становиться чьим-то Глазом и Рукой?
- Если бы ты меня спросил об этом тогда, то я бы тебе ответил – да, не стоит. Но сейчас. когда я немножко знаю про эту гадость, и с чем ее едят, мой ответ прозвучит так: не надо прекращать. У любой монеты есть две стороны. Так что не бойся, флиртуй дальше с нашей опасной Красоткой. А вот как начнет получаться, я тебе там кое-что покажу.

Макс завозился, встал и ушел в туалет. Потом, не включая света, вскипятил воды.
Джереми прекрасно видел его уверенные движения в темноте.
- Апргейд глаз?
- Нет, подарок Королевы. «Убивший оленя, да посмотрит в его глаза. Умный увидит там стрелка и оглянется вокруг…» Не могу объяснить как, но я неплохо вижу в темноте.
- Давно?
- Это почти сразу пришло. Где-то через месяц после интервью с бароном. Ладно, я спать хочу. Завтра все дорасскажу, если интересно.
Он быстро выпил свою чашку, встал и быстро сбежал с веранды в лес.
Tags: красная жратва
Subscribe

  • "Плодитесь и размножайтесь.."

    Лесов все меньше. Бабочек. Утят. Китайцы воду стали красть с Байкала И девки больше замуж не хотят. Число сперматозоидов упало. Налог за воздух…

  • Оно

    Не бюст! не барельеф! не в рост! Воздаст тебе страна, Когда возвысят на помост Говно из чугуна. В народной памяти, в веках, Вот то, каким…

  • Новое поколение грядет!

    Вован не Торт. Вокруг бояре. Орда дементоров вокруг... Но Хогвардс жив! И скоро Гарри Достанет палочку из брюк!!! P.S. Это — расписание…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments