gamov (karlsonfrom) wrote,
gamov
karlsonfrom

Последнее китайское предупреждение (30 лет спустя)

  Владивосток далекого уже 1982 года. Новый тогда для меня, тихий, партиархальный, закрытый от иностранцев город. Пустые улицы, никакой рекламы, если не считать транспарантов к какому-нибудь очередному юбилею Октябрьской революции. Патрули из курсантов и матросов, пустые, когда нет завоза дефицита, продовольственные магазины, которые знаешь все наперечет в радиусе ближайших трех километров. Город не то чтобы сильно грязный, но и не очень чистый. Главный вид мусора – газеты. Доминирующие брэнды, как сейчас бы сказали: «Правда», «Красное Знамя», «Комсомольская правда». Газеты везде, в них заворачивают продукты, с ними же ходят в туалет. В общественной уборной на 4-м этаже общежития ДВПИ (теперешний ДВГТУ) студенты соревнуются, кто приклеит изнутри на дверь туалет лучший заголовок из газеты. Я запомнил такие: «они были первыми», «спасибо наши поварам», «пахнет ветром и солнцем».
 Нравы портового города простые, вокруг – ощущение спокойной уверенности, впрочем, уже слегка поколебленное статьями про «звездные войны» и инцидентом со сбытым корейским лайнером. В стране только началась череда смертей генсеков. Приход к власти Андропова с интересом обсуждается на бытовом уровне. Рейды по кинотеатрам воспринимаются без истерики, скорее с юмором. Нас, студентов, это вообще не касается. Появилась водка с зеленой этикеткой и мерзким вкусом по 4.70. Мир вокруг прекрасен, весел и предсказуем.
  В 2012 году состоится скромный незаметный юбилей моего 30-летнего пребывания в этом городе. Осталось три года. Можно сказать, ничего. Неподалеку от ДВГТУ, от того самого места, где я после армии устраивался на рабфак этого славно ВУЗа, в котором не стал учиться, высятся огромные красные металлические конструкции и бетонные опоры будущего моста на мыс Чуркин. Моста, который пылкие местные мечтатели рисовали еще в начале прошлого века. Идея российского дальневосточного Сан-Франциско не давала покоя многим, включая Никиту Сергеевича Хрущева. В путеводителе 1988 года упоминается проект моста 30-х годов прошлого века. Теперешний мост строится примерно в том самом месте, что и планировалось ранее и примерно по тому же плану. Совпадает даже высота моста – 67 метров.
  Мост должен соединить с центром мыс Чуркин - одну из самых сложных в транспортном отношении часть города, сократив время езды оттуда в центр в несколько раз. Строится и еще один мост большего размера на остров Русский. Целесообразность строительства этого моста у местного населения еще долго будет вызывать горячие споры.
  Но одна цель не вызывает сомнений – освоить огромные государственные средства.
  Когда путешествуешь по Приморью, поражает размах ирригационно-осушительных мероприятий, проводившихся в советские годы. В крае жило два с половиной миллиона жителей, в основном, переселенцев с Украины в начале прошлого века и в 60-е и в 70-е годы. Работало огромное количество колхозов. Совхозов. Леспромхозов, шахт, различных предприятий. Сейчас количество жителей в крае уже заметно меньше двух миллионов и отток населения продолжается. Причины очевидны. В крае, особенно в сельской местности, плохо с работой, очень далеко и дорого ездить к родственникам в европейскую часть страны, даже в крупных городах практически отсутствуют спортивные сооружения, бассейны. Сокращению населения способствует высокая смертность в первую очередь за счет повсеместного пьянства, наркотиков, недоступности качественной и оперативной медицинской помощи. Высок уровень криминальных смертей и смертности на дорогах.  
  Так кому строим эти, без сомнения, красивые и наверняка, слишком дорогие мосты? Какая часть местного населения останется здесь через 10, через 30 лет? Это зависит от многих факторов. Очевидно одно, если жители этой отдаленной от метрополии провинции у моря по-прежнему будут чувствовать себя бедными родственниками, ущемленными по всем параметрам (цены на электричество и продукты, удаленность от центра, отсутствие работы и перспектив, равнодушие и беспредел чиновников) отток продолжится и дальше.
  Волнует ли это власти? Последние 20 лет точно не волновало. Основная задача местной власти была – занять господствующие высоты с далеко идущими планами отнюдь не строительства общенародного светлого будущего. Самая богатая бизнес-леди края – жена губернатора, по основному месту работы – прима местного драматического театра. Задекларированный годовой доход в 2008-м – 150 000 000 рублей. И когда успела так развернутся, не отрываясь от репетиций и выступлений?..
  Бывшие мэры или находятся в бегах за границей или компенсируют городской казне нанесенные убытки по решению суда. Какую часть от убытков? Ну что вы как маленькие?...
  Если оценить изменения города без учета строящихся мостов, то все зависит от точки отсчета. Если сравнивать с тем маленьким, хотя в нем жило на 50 тысяч жителей больше чем сейчас, Владивостоком 80-х, то изменения заметны. Красивые набитые товарами магазины, масса наружной рекламы, вывесок, симпатичные новые, по преимуществу, офисные и торговые здания. Изменения, конечно, есть! Но если сравнивать с темпами развития соседней с нами провинции Хейлудзян, становится грустно и как-то неуютно…
  Я помню саркастическое выражение из старой «Правды» начала 70-х – «последнее, тысяча какое-то китайское предупреждение». Американские военные самолеты тогда регулярно нарушали воздушное пространство Китая, а КНР в очередной раз делало им очередное по счету последнее предупреждение. Возможна ли такая ситуация сейчас? Комментарии излишни. Китай то предупреждал… А теперь вот предупреждает нас.

  
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments